Илья яшин оппозиции в россии необходимо омоложение

Омоложение организма

В интервью Deutsche Welle лидер молодежного движения «Яблоко» Илья Яшин говорит, что старые лидеры демократического движения потерпели поражение и должны уступить место молодым политикам.

Deutsche Welle: Как вы думаете, какая политическая ситуация сейчас в России?

Илья Яшин: Я считаю, что советский строй в России постепенно восстанавливается. К власти пришли люди с очень советским менталитетом. Это люди, испытывающие явную ностальгию по однопартийной системе и явную ностальгию по холодной войне и великодержавному шовинизму. Есть люди, явно испытывающие ностальгию по холодной войне, ностальгию по великодержавному шовинизму. И внутренняя и внешняя политика России построена на этой ностальгии.

В России сложилась авторитарная система, ориентированная на одного человека. Мы наблюдаем концентрацию власти в руках одного человека, поражение оппозиции и ликвидацию парламента, судебной системы и других институтов.

— Предстоящие президентские выборы что-то изменят в стране?

— По сути, они могут стать серьезной трещиной для складывающейся в России системы. Потому что авторитарные режимы либо должны быть авторитарными, либо они рухнут. Вы не сможете сесть на два стула. Таким образом, система, которая была создана сейчас — по сути, система двоевластия, когда Путин переезжает в Белый дом и уступает свое место Медведеву — это возможное начало коррозии системы, которая создавалась за последние 8 лет. в России.

— Коррозия или трансформация?

— В Кремле абсолютно уверены, что это трансформация. Однако я вижу — как и многие эксперты — явные признаки коррозии. Мы знаем, что такое двоевластие в России. Да, Медведев на 100 процентов лоялен Путину, он будет лоялен завтра, он будет лоялен после выборов 3 марта, он будет лоялен через месяц, два, три. Но тогда он поймет, что он президент, что он верховный главнокомандующий по конституции, что люди приходят к нему, а не к Путину, чтобы решать свои проблемы. Тогда будет двухпартийность. Мы очень хорошо знаем, чем заканчивается это двухпартийное правительство в России.

— Какой сейчас парламент после парламентских выборов?

— Я даже не хочу говорить о том, что такое парламент, потому что глубоко убежден, что в нашей стране парламента нет. Парламента давно нет. И прошедшие в декабре выборы нельзя назвать иначе, как позорной имитацией, грязным театром. Это не выборы, когда около десятка известных политиков и их партий не допускаются к участию в избирательном процессе. Это не выборы, когда в день голосования, в день голосования просто фиксируются десятки и сотни нарушений, и избирательная комиссия реагирует на них без какой-либо реакции. Это не выборы, когда комитет отказывается даже рассматривать жалобы на нарушения. Это просто не выборы, где одна партия выходит в эфир 90% времени, а остальные 10%.

— Тем не менее «Яблоко» допустили к парламентским выборам и приняло в них участие, СПС приняла участие в выборах. Что у них общего с таким низким количеством голосов?

— Кстати, хочу подчеркнуть, что считаю участие «Яблока» ошибкой, поначалу поддерживал идею бойкота.

— И что это будет делать?

— Это позволило бы не узаконить позорное событие, произошедшее в прошлом году. Потому что с самого начала было известно, как будут проходить эти выборы и как будет формироваться парламент. Но сейчас «Яблоку», на мой взгляд, довольно сложно сказать, что мы не признаем результаты.

Не то чтобы мы проснулись 3 декабря и были удивлены, обнаружив, что выборы в России были сфальсифицированы. Мы знали об этом заранее, и я настаивал на том, чтобы «Яблоко» не участвовало в выборах, но, к сожалению, я остался в меньшинстве в руководстве партии. Таким образом, партия «Яблоко» сейчас находится в сложной ситуации. Для меня, например, небольшой результат, который занесен в Центральный итоговый отчет. Избирательная комиссия не стала неожиданностью.

Было очевидно, что власти хотели, чтобы мы спустились ниже тротуара. Так была построена вся избирательная кампания. Наши активисты были арестованы. Наши действительно убедительные фильмы об оппозиции попросту не пускали на телевидение. В Дагестане, например, убили лидера нашего списка — расстреляли в холле собственного дома.

Я считаю, что мы совершили ошибку, вступив в эту постыдную грязную игру, и пожинаем плоды этого. теперь плод ошибок.

— С вашей точки зрения, что происходит в лагере оппозиции?

— Оппозиционное движение, в широком смысле, переживает медленный кризис. Безусловно, активисты деморализованы, лидеры не имеют четкого представления, куда вести своих последователей, и это ясно. Так или иначе, в прошлом году вся оппозиция потерпела поражение.

— А с чем вы связываете неспособность оппозиции прийти к соглашению?

— Это «родовая» травма демократов, неумение примириться друг с другом. Мы должны научиться принимать решения в коллегиальном формате. И это очень важно, если мы научимся разговаривать друг с другом и принимать компромиссные решения, это будет настоящий прорыв в демократическом движении.

— Каким вы видите выход для оппозиции?

— Необходимо продлить. Достаточно много молодых лидеров выросло в регионах, и не только в регионах, но и в столицах. Необходимо создать четкие механизмы, которые позволят им выйти на первый план. Поскольку старые лидеры, старые лидеры демократического движения потерпели крупное поражение, каким бы оно ни было, поражение очевидно. Конечно, я не думаю, что они должны уходить полностью, но их нужно выдавить.

Оцените статью
Добавить комментарий